Следите за нами в
Главная » Политика » ЕСПЧ отказал русскоязычной семье в Латвии в праве не называть своего ребенка «покойником»

ЕСПЧ отказал русскоязычной семье в Латвии в праве не называть своего ребенка «покойником»

4 года назад
Просмотров: 87
Комментариев: 0

Европейский суд по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ) после девяти лет рассмотрения дела «Об искажении русских имен и фамилий в латвийских паспортах», принятого к делопроизводству 18 июня 2006 года, уведомил депутата Рижской Думы Руслана Панкратова о неприемлемости его жалобы и отказал в рассмотрении, сообщают «Латвийские вести».

Панкратов, представлявший в суде общественную организацию «Верните наши имена!», пытался добиться через ЕСПЧ, чтобы латвийские власти зарегистрировали сына проживающей в Латвии русскоязычной четы Антоновых под именем и фамилией «Miron Antonov». Ранее семья безуспешно судилась по этому поводу в различных судебных инстанциях Латвии.

Так, 18 июля 2013 года Лиепайским судом семье Антоновых было отказано в обжаловании решения начальника N 4.8/84 от 16 апреля 2013 года по отказу в регистрации и выдаче свидетельства о рождении Мирона Антонова местным ЗАГСом. В качестве правого основания суд указал, что оригинальное правописание противоречит 5 п.(4) Закона ЛР «Об акте регистрации», а также Законом «О государственном языке», Законом «О регистрации», правилам Кабинета Министров, в которых регламентированы правописание иноязычных имен и фамилий в Латвийской Республике N 904 и N 114 и имеет легитимные цели защиты прав других граждан, демократического строя, безопасности, благополучия и нравственности общества, сообщает портал TVNET.

Таким образом, ребенка можно было бы зарегистрировать под именем и фамилией «Mirons Antonovs». Однако такое решение категорически не устроило его родителей, так как звучание имени с окончанием «с» («Mirons») напоминает латышское слово «mironis» («покойник»).

«Полагаю, что кроме как разрушить нашу связь с предками, другой цели и задачи у государства нет. Имя и фамилия не могут изменяться без родительского согласия Законом ЛР «О государственном языке», принятым в 1995 году. Наша русская национальность и этническая принадлежность является такой же равноправной, как и латышская, и мы не считаем необходимым давать, какие-либо преимущества именно в правописании, поскольку такое преимущество для меня и моей семьи, да и всех не латышей носит откровенно дискриминационный и выраженный негативный характер», — заявил отец ребенка Сергей Антонов.

«Даже школьник понимает разницу, скажем, между именем Марк и Маркс, между фамилиями Шишкин и Сискинс, Пышкин и Пискинс, Мышкин и Мискинс, Щукин и Сукинс», — утверждает Панкратов.

Как заявляет суд, «в латышском языке используется другой алфавит, и из-за отличительных алфавитов полное соответствие с оригиналом не может быть обеспечено в любом случае».

Панкратов утверждает, что «этот вывод явно недостоверен, поскольку требуемое правописание Мирон Антонов может быть обеспечено и при использовании букв латинского алфавита». Об этом свидетельствует приведенное самим же судом правописание.

Утверждение о том, что искажение вызвано исключительно лингвистическими особенностями латышского языка ,он также называет ложным. «Если бы это было на самом деле так, то в переводе на другие языки эти имена и фамилии приобретали бы свою первоначальную форму. Иными словами, если бы добавление «s» диктовалось только особенностями латышской грамматики, то в переводе на русский или другие языки они теряли бы свое латышское окончание. Между тем, при переводе любых документов на любые другие языки, не подчиняющиеся правилам латышской грамматики, все имена и фамилии из латвийских документов все равно пишутся с окончанием «s» — отмечает Панкратов.

Отказ в выдаче ребенку из русскоязычной семьи свидетельства о рождении Панкратов назвал «грубым нарушением ст. 8 Европейской Конвенции защите прав человека и основных свобод». «Статья 8 Конвенции Европейского Совета по защите прав и основных свобод человека, равно как и ст. 96 Конституции ЛР, предусматривает право на неприкосновенность личной жизни, в целом не запрещает отображение имен собственных, которые произошли от других языков, в официальных документах на латышском языке», — говорит защитник.

Эта же статья допускает оригинальное написание, если отображение имени или фамилии создает достаточно серьезные трудности или в случае, если в результате такого отображение имя или фамилия приобретает негативное значение.

Тем не менее Европейский суд по правам человека уведомил Панкратова о том, что его решение по данному делу окончательно и не подлежит обжалованию ни в одном судебном органе ЕС. Секретариат суда не намерен предоставлять какую-либо дополнительную информацию по упомянутому решению и продолжать переписку по данной жалобе. Дело будет уничтожено через год после даты вынесения данного решения. Теперь Панкратов планирует обратиться в ООН.

В Латвии проживает около двух миллионов человек, из которых 44% являются русскоязычными. В стране один государственный язык — латышский, русский имеет статус иностранного. При этом, по некоторым подсчетам, русским языком владеют до 80% населения страны, передает РИА «Новости».


Обо мне




рейтинг
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя
     
     

    Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: