Следите за нами в
Главная » Политика » На Западе размышляют о главной цели воздушной операции РФ в Сирии после приказа Путина о выводе войск

На Западе размышляют о главной цели воздушной операции РФ в Сирии после приказа Путина о выводе войск

4 года назад
Просмотров: 76
Комментариев: 0

Приказ президента РФ Владимира Путина вывести российские войска из Сирии сопровождался словами о том, что поставленные перед Минобороны и Вооруженными силами цели были выполнены. Некоторым журналистам и экспертам это решение показалось внезапным. При этом анализ целей воздушной операции РФ в Сирии дал предположительный ответ на вопрос, почему решение о выводе войск было принято именно сейчас. Обзор иностранной прессы по этой теме публикует InoPressa.

Главной задачей российской авиации в Сирии руководство РФ называло уничтожение инфрастурктуры «Исламского государства» (ДАИШ, террористическая организация, запрещена в РФ) и других террористических группировок. При этом власти западных стран и правозащитники неоднократно обвиняли Россию в нанесении авиаударов не столько по террористам, сколько по местам дислокации противников сирийского президента Башара Асада и мирным кварталам.

К середине марта, спустя пять с половиной месяцев воздушной операции ИГ оказалось значительно ослабленным, но никуда не исчезло, указывает корреспондент The Guardian Шон Уокер. Как утверждает автор статьи, по карте российских бомбежек в Сирии ясно, что борьба с ИГ не была истинной целью вмешательства и даже задача по укреплению институций сирийского государства была второстепенной.

Военный аналитик Александр Гольц полагает, что «после событий на Украине никто не хотел иметь дело с Россией, и задача сирийской кампании состояла в том, чтобы вынудить Запад снова иметь дело с Россией. «Это достигнуто, и теперь Россия выходит из конфликта с минимальными потерями. По-моему, блестящий тактический шаг», — заключил эксперт.

Вопреки утверждению Путина, цели российского военного вторжения в Сирию далеко не достигнуты, пишет Le Figaro. Если вопрос о спасении Асада кажется решенным, то другая цель — закрыть границу с Турцией — еще далека от реализации, а успехи армии Асада все еще непрочны, отмечает издание.

При этом журналисты обратили внимание на то, что вывод войск будто приурочен к началу переговоров по межсирийскому урегулированию в Женеве. Этот шаг будет расценен как знак, что Россия предприняла достаточно усилий ради спасения режима Асада от краха, пишут журналисты Патрик Винтур и Шон Уокер в другой статье The Guardian.

В то же время делегация сирийской оппозиции в Женеве надеется: возможно, приказом о выводе войск российский президент продемонстрировал, что он сам, а не Асад, примет решение о завершающем этапе игры в Сирии. «Если практический вывод войск будет серьезным, это даст позитивный импульс переговорам», — сказал Салим аль-Муслат, официальный представитель Высшего переговорного комитета повстанцев.

Автор статьи приходит к выводу, что «основная цель России — занять одно из главных мест на переговорах о судьбе Сирии — явно достигнута». «В сущности, они добились своих целей, — говорит о россиянах эксперт Марк Галеотти (Нью-Йоркский университет). — Стабилизировали режим, переломили ситуацию на поле боя — теперь режим берет верх, и теперь мы имеем прекращение огня и политические переговоры».

При этом некоторые иностранные аналитики, как и российские, полагают, что приказ Путина может сигнализировать об уверенности российского руководства в заключении некой сделки на женевских переговорах.

Газета The Financial Times приводит слова неназванного «регионального дипломата, который близок к России и сирийскому режиму»: «Я стопроцентно уверен, что до сегодняшнего дня режим об этом не знал. Посмотрим, много ли войск они выведут на самом деле. (…) Этот шаг имеет смысл только если они железно уверены, что заключат соглашение в Женеве. Поэтому я думаю: либо мы вскоре получим жизнеспособное соглашение в Женеве, либо все это — только спектакль».

Российские и зарубежные чиновники, осведомленные о дипломатических усилиях Москвы в Сирии, говорят: Россия досадует на то, что Асад недостаточно гибко идет на уступки попыткам политического урегулирования конфликта, отмечает издание.

Каким будет содержание возможной сделки и будущая судьба Асада, эксперты не берутся прогнозировать. Журналисты Нил Макфаркуар и Энн Барнард пишут в The New York Times: возможно, самые острые вопросф, возникшие на фоне приказа Путина, — как этот шаг повлияет на исход войны и что это будет означать для сирийского президента Башара Асада.

Эксперт по Сирии из Вашингтонского института ближневосточной политики Эндрю Дж.Тэблер полагает, что при помощи вывода войск Москва пытается моделировать позицию Асада в рамках переговоров в Женеве. По его мнению, российское заявление «вновь перекладывает бремя военных действий на Асада, чтобы смягчить его позицию на переговорах».

Редакция The Times прогнозирует, каким будет развитие событий в Сирии, если Асад не сможет передать власть легитимному правительству. «Единственной альтернативой, вероятно, окажется разделение страны», — говорится в статье. Раздел Сирии на российский протекторат в Латакии, управляемый алавитами, суннитское государство в центре и независимый Курдистан может показаться привлекательным, продолжают авторы.

Но взрыв автомобиля в Анкаре в эти выходные «почти наверняка» был попыткой ускорить объявление независимости Курдистана, говорится в статье, а «такие теракты нельзя вознаграждать дипломатическим признанием, несмотря на то, что курды присоединились к союзу против «Исламского государства» (организация запрещена в РФ).


Обо мне




рейтинг
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя
     
     

    Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: